August 19th, 2015

Президенты и банкиры. Окончание

    Прошу прощения у читателей за долгое отступление от темы взаимоотношений семьи Бушей и американских банкиров, но мне кажется оно было необходимо для того чтобы показать общий контекст происходящего. Еще раз подчеркну, что цель нашего скромного исследования продемонстрировать неизбежное вырождение политической системы (демократии) в условиях всевластия денег. Ни клан Бушей, ни семья Клинтонов или кого-либо ещё не является исключением, это норма. Политики и чиновники продают свои услуги олигархам, олигархи проводят своих ставленников во власть и меняют законодательство. Так функционирует американская (и европейская) политическая система.
«Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны, и мне будет совершенно все равно, кто издает законы!» — эта фраза была произнесена еще в начале XIX века Ротшильдом. Теперь мы можем воочию убедиться, что он был прав.

     А мы вернемся к книге "Все президентские банкиры" и тому что последовало за крахом Enron:

     9 июля 2002 год, Джордж Буш-младший в своей речи, произнесенной в самом сердце Нью-Йоркского финансового квартала, обнародовал план по “обузданию” корпоративной преступности. Принимая скромное угощение своих друзей с Уолл-Стрит, он призвал банкиров предоставлять инвесторам правдивую информацию. Сигнал был ясен: банкирам бояться нечего. Так, например, президент оставил без внимания деятельность Merrill Lynch, оказавшегося втянутым в скандал с Enron, что неудивительно, учитывая что связь клана Бушей с компанией тянется десятилетия.

     Три недели спустя, Буш подпишет закон Сарбейнса-Оксли (Sarbanes-Oxley Act), якобы гарантирующий то, что ген и финдиректора компаний подтверждают правдивость информации передаваемой ими в  Комиссию по ценным бумагам (SEC). Закон оказался беззубым и бесполезным для сдерживания мошенничества.

     Затем президент начал действовать: 19 марта 2003, он инициировал вторжение в Ирак наполнив ночном небо Ирака крылатыми ракетами. Двумя днями позже, по итогам голосования 215 "за", 212 "против", Белый Дом утвердил бюджет в $2,2 трлн, в том числе $726 млрд снижения налогов. Вскоре после этого последовал ещё сигнал для банковской отрасли –  он назначает Стивена Фридмана (Stephen Friedman), бывшего председателя Goldman Sachs на должность директора Национального Экономического Совета. Другой "выпускник" этого же гнезда, бывший сопредседатель Goldman Sachs – Роберт Рубин(Robert Rubin), занимал эту должность при Билле Клинтоне. (Позже, занял пост министра финансов США, вот такой вот двухпартийный консенсус – прим. mkarev).

Collapse )