March 17th, 2015

Весеннее обострение: Майдан в Бразилии

      Бразилия – одна из пяти стран BRICS. Члены BRICS характеризуются как наиболее быстро развивающиеся крупные страны. Выгодное положение этим странам обеспечивает наличие в них большого количества важных для мировой экономики ресурсов и производственных мощностей. Последовательность букв в слове определяется не только благозвучием, но и тем, что само слово созвучно английскому bricks — «кирпичи», как бы намёк на то, что эти страны являются строительными блоками будущего мировой экономики. Когда это термин появился, эксперты не предполагали, что страны BRIC(S) образуют некий экономический блок или торговый союз. Однако, сейчас что процессы в мире таковы, что страны БРИК стремятся сформировать некий альянс, и таким образом преобразовать свою экономический потенциал в геополитическое влияние. Явно оформилась связка Россия-Китай, намечается усиление связи между Россией и Индией, идёт активная экспансия Китая в Африку и Латинскую Америку. Этот процесс представляет угрозу американской гегемонии, поэтому США всеми силами пытаются ослабить конкурентов и применяют т.н. "мягкую силу", устраивая аналоги оранжевых революций. Для России это "норковая революция" 2012 года на Болотной и Сахарова, а теперь и киевский майдан 2014, превративший Украину в руины, для Китая это волнения в Гонконге в прошлом году, события в Мьянме, напоминающие украинский сценарий, а для Бразилии – протесты в Рио-де-Жанейро. О них я и хочу немного рассказать:
Collapse )

В "нефтяных" штатах Америки сократились налоговые поступления

     По данным EIA, в нефтяных штатах (Техас, Северная Дакота, Аляска и Оклахома) резко снизились налоговые поступления в бюджет на фоне низких цен на нефть:


Техас, Северная Дакота и Аляска – три из пяти штатов, являющихся самыми крупными производителями нефти и газа, и налоговые поступления отрасли составляют существенную долю доходной части бюджета. В калифорнии, например, добывается нефти и газа больше, чем на Аляске и Оклахоме вместе взятых, но так как экономика Калифорнии существенно больше, то вклад нефтегазового сектора незначителен.

Техас. В августе 2014 налоговые поступления нефтегазовой отрасли составляли примерно $583 млн, а в январе 2015 упали до $352 млн (-40%), согласно данным контроллера штата. При этом, по оценке EIA, добыча сырой нефти и конденсата выросла за январь-декабрь 2014 года с 88 млн баррелей до 107 млн баррелей в месяц, а за август-декабрь с 101 млн до 107 млн.

Северная Дакота. Налоговые поступления в августе 2014 – $323 млн, в январе 2015 – $254 млн (-21%). Добыча нефти также росла на протяжении всего года, увеличившись с августовских 35 млн до декабрьских 38 млн бар/месяц.

Аляска. Налоговые поступления от нефти составляют порядка 90% бюджета. Цена, заложенная при планировании бюджета на 2015 год – $105 за баррель. Согласно данным Системы учета налогов штата налоги от добычи нефти и газа в августе 2014 – $108 млн (в месяц). В январе 2015 сумма налогов упала до $26 млн (-76%). Налог на добычу нефти и газа один из четырех основных налогов наряду с корпоративным налогом, налогом на имущество и роялти. Также стоит отметить, что в августе уровень добычи был самым низким (12,3 млн бар\мес), а в декабре вернулся к уровню начала года (16,1 млн), это сезонное колебание, связанное с климатическими условиями региона. В целом же добыча нефти на Аляски снижается, ввиду истощения месторождений (обычных, сланцевые месторождения находятся в Техасе и Северной Дакоте, где наблюдается многолетний рост добычи нефти).

В штате Оклахома падение сборов налога на добычу нефти и газа составило 30%, в августе 2014 – $62 млн, в январе 2015 – $43 млн. Существенных изменение в объеме добычи нефти в 2014 году не было. Общий уровень добычи нефти в течение 2014 года оставался на одном уровне.

Источник