?

Log in

No account? Create an account

Какая польза человеку если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Previous Entry Share Next Entry
Американский шеф-повар и ближневосточный котёл
mkarev
    Известный «шеф-повар»; американской аналитики, глава Stratfor, Джордж Фридман выпустил небольшой аналитический доклад «The Middle Eastern Balance of Power Matures», посвященный событиям на Ближнем Востоке. Я приведу из него некоторые интересные выдержки, переводя близко к тексту (заранее прошу прощения за некую корявость слога).

Иранская стратегия
    В целом, разгорающийся конфликт Ближнем Востоке сложнее чем просто война между суннитами и шиитами. В тоже время его невозможно понять без суннито-шиитской компоненты.     Одна из причин, почему это настолько важно, это то, что он представляет собой движение Ирана к приобретению бОльшей сферы влияния в арабском мире. Эта стратегия не нова. Иран попытался расширить свое влияние на Аравийском полуострове со времен правления шаха [Резы Пехлеви]. Позже, Иран боролся за создание сферы влияния, простирающейся от Ирана до Средиземного моря. Сохранение правительства Башара Асада в Сирии и успехи про-иранского правительства в Ираке, могли бы создать иранскую сферу влияния, учитывая силу "Хезболлы" в Ливане и возможности асадовской Сирии, чтобы проецировать свою мощь.

    Однако получилось так, что эта стратегия была заблокирована приближающимся падением режима Асада в 2012 году и созданием в Ираке правительства относительно успешного в управлении страной и далекого от того чтобы быть иранской марионеткой. Эти изменения, дополненные западными санкциями поставили Иран в оборонительную позицию и идея иранской сферы влияния оказалась похожей на сон.


   
Если вы посмотрите на карту и подумаете о ситуации в Йемене, вы ощутите, почему саудиты и члены Совета сотрудничества стран залива должны были что-то предпринять. Учитывая то, что происходит вдоль северной границы Аравийского полуострова (война в Ираке и Сирии, шиитский Иран и про-шиитский Ирак), саудиты должны просчитать вероятность победы хуситов, создающих про-иранское шиитское государство на южных границах. Саудовская Аравия и страны Персидского залива столкнулись бы с возможностью шиитского (или иранского) окружения. Это не одно и тоже, но они связаны между собой сложным образом. Хуситы не шиитские ставленники, типа «Хезболла», и саудовские деньги в сочетании с военными действиями, направленными на то, чтобы перерезать линии снабжения Ираном хуситов могли бы смягчить угрозу.

    В некотором смысле, суть проблемы проста для СА. Они – центр тяжести религиозного суннитского мира. Как таковые, они и их союзники приступили к осуществлению политики, которая является стратегически оборонительной и тактически наступательной. Их цель заключается в сдерживании иранского и шиитского влияния, а это означает реализации совместной военной операции и использованием ВВС для поддержки местных сил на земле. Если полноценного вторжения в Йемен не будет, то Саудовская Аравия будет следовать американской стратегии 2000-х годов (вторжение в Ирак, Афганистан), но в меньших масштабах.

Позиция США
    Американская стратегия сложнее. Как я уже писал ранее, Соединенные Штаты сфокусированы на поддержании баланса сил. Такого рода подход всегда запутан, потому что целью является не поддержка какой-либо конкретной силы, а поддержание баланса между несколькими силами. Поэтому США предоставляют разведданные и планы операций для коалиции во главе с Саудовской Аравией против хуситов и их иранских союзников. В Ираке, США оказывают поддержку шиитам и, соответственно, их союзникам – бомбя расположение ИГИЛ. В Сирии, стратегия США настолько сложна, что не поддается внятному объяснению (обратите внимание на циничность высказывания – прим. mkarev). Такова суть отказа от крупно-масштабного вторжения, с сохранением баланса сил. США могут противостоять Ирану на одном ТВД и поддержать его на другом. Более простые модели времен "холодной войны" здесь не актуальны.

    Все это происходит в то же самое время, что и переговоры по ядерной программе Ирана, которые, кажется, подходит к какому-то завершению. США не сильно обеспокоены Иранским ядерным оружием. Как я уже говорил много раз, мы слышим с середины 2000-х, что через год-два Иран получит ядерное оружие. Каждый год, роковая дата сдвигается. Создание ядерного оружия применимого на практике сложная вещь, и иранцы даже не провели испытаний, важного шага на пути создания ЯО. То, что было главной проблемой несколько лет назад, теперь является частью вороха вопросов, по которым США и Иран взаимодействуют, поддерживают и противостоят друг другу. Так или иначе, США будут бомбить Исламское Государство, помогая Ирану, и поддерживать саудитов в Йемене, действуя против Ирана. Настоящая проблема сейчас это, как и несколько лет назад: Иран строит свою сферу влияния до Средиземного моря, но на этот раз, что сфера потенциально включает Йемен. Иранцы пытаются разместить тиски вокруг Аравийского полуострова (а это ослабит Саудовскую Аравию и изменит баланс в пользу Ирана– прим. mkarev)

Роль Турции
    Сравнительно тихий, но абсолютно жизненно важный элемент в этой истории – Турция. Она имеет крупнейшую экономику в регионе и самую большую армию, однако, насколько хороша турецкая армия можно подискутировать. Турция наблюдает хаос вдоль ее южных границ, рост напряженности на Кавказе и конфликт по вокруг Черного моря. Все это – Сирия, Ирак, потенциальный рост мощи Ирана – очень тревожит Турцию. В последнее время там очень мало говорится об Иране, но на прошлой неделе Анкара неожиданно раскритиковала Тегеран и обвинила Иран в попытках доминирования в регионе. Турция часто говорит вещи, ничего при этом не делая, но развитие ситуации заслуживает внимания. Следует помнить, что турецкий президент Реджеп Эрдоган надеется увидеть Турцию в качестве регионального лидера и лидера суннитского мира. Турция – крупная суннитская сила и третья нога регионального баланса наряду с Саудовской Аравией и Ираном.

От себя добавлю, что если Иран включит в сферу своего влияния только западную часть Йемена, которую сейчас контролируют повстанцы, то это изменит баланс сил в регионе кардинально в пользу Ирана. Как я уже писал, Баб-аль-Мабдебский пролив – одна из ключевых точек в системе торговых маршрутов, наряду с Суэцким каналом и Ормузским проливом. Последний контролируется Ираном (см. карту),  а Баб-аль-Мабдебский пролив контролируется про-иранскими хуситами, то есть фактически тем же Ираном, а другого пути до Суэцкого канала со стороны Аравийского моря нет, так что расклад получается очень интересный и ставит под вопрос не только экспорт нефти из КСА и ОАЕ, газа из Катара, но и грузопотоки из Европы в Азию и обратно. Это кстати, объясняет почему в военную операцию против хуситов в Йемене так резво включился Египет.

И справочно – 15 самых мощных армий среди стран Ближнего Востока, оснащение, численность и бюджет:



  • 1
Ядерные боеголовки Израиля перекрывают всё остальное.

Да, но это средство на крайний случай, пока никто не применял ЯО (если не считать Хиросимы) в локальных конфликтах. И против террористов ЯО не очень хорошо работает.
Кроме того, есть подозрение, что скоро ЯО появится и у других игроков, несмотря на запреты.

  • 1